banner

Несмотря на громкие высказывания официальных лиц ФРГ Берлин не стал обострять со своей стороны ситуацию вокруг протестов в Белоруссии. Одобренные меры давления на Александра Лукашенко и его окружение ограничены персональными санкциями. Несмотря на непризнание результатов выборов, Германия и другие страны ЕС дали понять, что готовы и дальше взаимодействовать с руководством Белоруссии.

После обставленного со всей возможной помпезностью визита Ангелы Меркель в Баварию – вотчину одного из предполагаемых кандидатов на канцлерский пост Маркуса Зёдера – канцлер совершила рабочую поездку к другом претенденту, премьер-министру земли Северный-Рейн Вестфалия Армину Лашету. Не желая соревноваться с баварцами в выстраивании красивого фона визита, рейнцы сделали ставку на деловую прагматичную атмосферу, не забыв о приятных подарках для высокого гостя. Тактика принесла успех – похвала Меркель в адрес земельного правительства резко подняла в глазах немецких СМИ шансы Лашета в борьбе за канцлерский пост.

Немецкая реакция на события в Белоруссии

Массовые протесты в Белоруссии после президентских выборов вызвали в ЕС новую волну обвинений в адрес Александра Лукашенко. Жесткая и эмоциональная реакция Литвы и Польши до некоторой степени была уравновешена сдержанными настроениями в «Старой Европе», где явно не хотели портить отношения с Москвой и повторять в любой форме украинские события 2014 г. Критикуя Минск, немецкие официальные лица избегали в своей риторике конкретики, откладывая решения до специального саммита ЕС, посвященного событиям в Белоруссии.

Прошедший во вторник саммит подтвердил нежелание Берлина идти на обострение ситуации в Белоруссии. Ограничительные меры, о которых договорились европейцы, можно считать минимальными с учетом непростой картины, сложившейся в Белоруссии после выборов, с массовыми демонстрациями и их жестким разгоном силовиками. Фактически речь идет лишь о персональных санкциях в адрес белорусских официальных лиц, ответственных за силовой разгон демонстрантов, а также членов центральной избирательной комиссии, подозреваемых в манипуляциях с результатами голосования. Страны ЕС не признали результаты президентских выборов, однако дали понять, что не откажутся от контактов с Александром Лукашенко, контролирующем правительство Белоруссии. Европейский союз призвал Минск обеспечить диалог правительства и гражданского общества, предложив сделать это при посредничестве ОБСЕ, с чем были готовы согласиться и в Москве, но от чего довольно быстро отказались в Минске.

В то же время Берлин продолжает поддерживать связи с белорусской оппозицией, объединенной фигурой Светланы Тихоновской. Представитель немецкого правительства Штеффен Зайберт подтвердил, что Германия установила контакт с командой Тихоновской, однако никаких подробностей переговоров пока неизвестно. Тем не менее, контуры поддержки белорусских оппозиционеров со стороны Берлина выглядят ограниченными. На сегодняшний день её наиболее заметными элементами можно считать информационные кампании в немецких СМИ и многочисленные громкие заявления политиков разной величины, впрочем, не имеющие никаких реальных последствий.

Сдержанность Берлина на белорусском направлении можно объяснить как спецификой политического устройства Белоруссии в масштабах постсоветского пространства, так и влиянием украинского опыта, который, несмотря на формальную поддержку, признается в Германии далеким от успеха. Еще до президентских выборов эксперты призывали европейцев воздержаться от чрезмерного давления на белорусское правительство, которое могло быть расценено как разрыв с «западным вектором» внешней политики Белоруссии. При всех трудностях диалога Минска с Брюсселем и другими европейскими столицами, за последние годы здесь удалось добиться определенных успехов, которые были бы невозможны без содействия со стороны действующего белорусского правительства.

Дальнейшие шаги Берлина будут определяться динамикой протестов в Минске и других белорусских городах и ответными мерами правительства Лукашенко. Отказ действующего президента от посреднической миссии ОБСЕ и от диалога с Координационным советом затруднит коммуникацию ФРГ с правительством Белоруссии и, вероятно, в значительной мере будет проходит через российское посредничество. Ангела Меркель уже провела накануне саммита ЕС с Владимиром Путином телефонные переговоры, посвященные ситуации в Белоруссии, обмен мнениями также прошел и на уровне глав МИД. Александр Лукашенко от телефонных переговоров с канцлером ФРГ предпочел отказаться.

Встреча Меркель и Лашета

После «королевского» приема, оказанного Ангеле Меркель главой Баварии и потенциальным кандидатом на канцлерский пост Маркусом Зёдером, премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия Армин Лашет, также претендующий на то, чтобы участвовать в гонке за канцлерский пост, был обязан повторить широкий жест соперника. Итогом подготовительной работы команды Лашета стало посещение канцлером Дюссельдорфа, где она впервые приняла участие в заседании местного земельного правительства, а затем Эссена.

В отличие от помпезной обстановки дворца Херренкимзе Лашет стремился придать визиту индустриально-технологичный фон. Заседание земельного правительства прошло во дворце Штендехауз – симпатичном, но всё же уступающем по своей показательной роскоши баварскому аналогу. Совместное фото двух политиков в шахте Цольферайн и вовсе выглядело минималистичным. Вся обстановка рейнского визита была призвана продемонстрировать деловой настрой Армина Лашета и его правительства, контрастирующий с баварским пафосом. Даже демонстрация экологических активистов выглядела не упущением организаторов, а показателем демократичности земельного правительства и его открытости к критике.

Впрочем, рейнскую деловитость удалось оживить и неформальными жестами. Меркель по достоинству оценить подарок от хозяев – аэрофотоснимок 1929 г. её родного города Темплин, найденный в местном земельном архиве. Баварию же канцлер покидала с пустыми руками.

Несмотря на некоторую вторичность, немецкие комментаторы дали высокую оценку тому, как глава Северного Рейна-Вестфалии принимал у себя Ангелу Меркель. Возможно, Лашету не удалось заполучить столь же эффектные фотографии с канцлером, как это сделал Зёдер. Однако комплементарные высказывания Меркель в его адрес были расценены как проявление высокого доверия и улучшили положение Лашета в качестве возможного преемника канцлерин.

Так, Меркель похвалила работу правительства Северного Рейна-Вестфалии за предпринимаемые усилия по борьба с пандемией коронавируса. Отдельно высокой оценки удостоились меры по ужесточению наказаний за несоблюдение правил безопасности, в частности введение штрафа в 150 евро за отсутствие маски в общественном транспорте. Положительно была оценена и поездка Лашета в один из переполненных лагерей беженцев в Греции, откуда премьер-министр федеральной земли согласился вывезти в ФРГ 220 человек.

Отвечая на вопрос о перспектива Армина Лашета Меркель отметила:

«Когда вы управляете самой густонаселенной землей ФРГ в составе черно-зеленой коалиции, и эта работа проходит эффективно и не вызывает серьезных нареканий, то это можно считать по меньшей мере весомым аргументом».

Для немецких наблюдателей этих слов стало достаточно, чтобы резко повысить шансы Лашета на то, чтобы стать преемником Меркель. Ранее его рассматривали как явного аутсайдера на фоне Маркуса Зёдера, проявившего выдающуюся активность в условиях коронавируса, и Фридриха Мерца, несколько отошедшего в последнее время в тень, но не утратившего внутрипартийной поддержки. Хвалебные реверансы канцлера в адрес управленческих талантов Лашета смешали диспозицию соперников.